журнал сотрудника в штатском (mrdou) wrote,
журнал сотрудника в штатском
mrdou

Categories:

Как уничтожили религиозную секту «Ветвь Давидова».


В 1959 году из Церкви адвентистов седьмого дня выделилась секта, принявшая название Ветвь Давидова. Поначалу это были довольно безобидные фрики, ожидавшие непременного наступления Страшного суда. В назначенный день давидианцы распродали имущество и собрались на уединённом ранчо Маунт Кармел неподалёку от Уэйко, что в Техасе, дабы в кругу единомышленников встретить конец света. Однако к их великому разочарованию огонь не сошёл с небес, а мир не погиб. Казалось бы, тут и конец истории. Однако в действительности всё только начиналось.

Находящуюся в раздрае секту, остававшуюся на ранчо Маунт Кармел, объединил молодой энергичный проповедник Вернон Хоуэлл, взявший псевдоним Дэвид Кореш. В 1981 году он встретился с вдовой прежнего лидера церкви и сумел впечатлить пожилую проповедницу. Кореш обладал несомненными талантами оратора и, судя по всему, действительно верил в собственную миссию. Люди, общавшиеся с лидером сектантов, отмечали его безумный религиозный пыл и способность располагать к себе людей. Библию новоявленный пророк знал почти наизусть и вещал с пылом и яростью. Насчёт самого себя Кореш не сомневался: он Иисус Христос и одновременно библейский царь Давид.

Успехам нового лидера мешал только сын основателей секты Джордж Роден. Он полагал, что должен унаследовать лидерство в церкви, и возглавил группу отщепенцев. Сам он тоже не отличался психическим здоровьем. В один прекрасный день Роден предложил Корешу определить, кто из них действительно отмечен Божьей благодатью. Для этого Роден выкопал из могилы останки одной из умерших сектанток и заявил, что тот, кто сумеет её воскресить, — и есть истинный вождь секты. Кореш, однако, продемонстрировал на удивление прагматичный подход к борьбе за власть. Он не стал воскрешать покойницу, а обратился в правоохранительные органы с заявлением об осквернении могилы.

Окружной шериф отреагировал вяло и заявил, что не видит оснований для вмешательства. Однако Кореш не унимался. Он с группой товарищей проник в помещение, где лежала покойница, чтобы сфотографировать её и с помощью полиции нейтрализовать конкурента. Роден принялся стрелять по ним из припасённого автомата, но сторонники Кореша тоже пришли не с пустыми руками. Вскоре стрелков нейтрализовала полиция, но за нехваткой доказательств никто не попал в тюрьму надолго.

Роден сам разрешил вопрос о лидерстве в секте. Ещё один истово верующий заявил, что мессия — это он, и Роден в ходе богословского диспута зарубил нового пророка топором. Суд признал сектанта душевнобольным и отправил на принудительное лечение в психушку.

Оттуда бывший проповедник несколько раз убегал, каждый раз ставя на уши шерифа и техасских рейнджеров и в конце концов во время очередной попытки побега умер от инфаркта.

А Кореш укреплял свою власть в секте. Роден наделал долгов, и Маунт Кармел собирались выставить на торги, но "царь Давид" сумел набрать денег на выкуп ранчо. Своими проповедями он успешно убеждал неофитов отдавать своё имущество на богоугодные дела, так что требуемая сумма быстро набежала. Теперь единоличной власти проповедника над сектой никто не мог помешать. Кореш по традиции объявил о скором конце света и принялся деятельно готовить паству к нему.

В секте установился строгий распорядок дня. Сектанты строили церковь и другие сооружения, непрерывно тренировались в обращении с оружием. В секту вступили десятки людей, имущество они охотно жертвовали своему гуру, питались скудно и ограничивали свои потребности молитвой и самыми простыми нуждами, так что кое-какие деньги у секты водились. На них Кореш скупал оружие. Сектанты усердно упражнялись с этим непрерывно пополняющимся арсеналом, благо законы штата Техас позволяли купить очень мощное оружие, вплоть до крупнокалиберных снайперских винтовок.

В свободное от бесконечных проповедей время сам лидер секты не скучал: он набрал себе гарем из числа сектанток, включая несовершеннолетних. Кореш вообще считал, что должен обладать всеми женщинами мира, но пока управлялся с двумя десятками имеющихся.

Чтобы объяснить очевидный диссонанс между заявленной ролью Спасителя и реальной распущенностью, Кореш объявил, что должен стать "грешным Иисусом" — дескать, так ему будет легче прощать на Страшном суде.

Однако любовь к оружию и соратницам по секте в конце концов и погубила самозваного пророка. В 1993 году на секту поступил донос в Бюро по контролю оборота алкоголя, табака и огнестрельного оружия. Корешу приписывались сожительство с малолетними девочками, что соответствовало истине, но не относилось к ведению Бюро, и незаконное владение оружием, что было неправдой, зато относилось к сфере компетенции этого органа.
Бюро ATF начало расследование деятельности секты «Ветвь Давидова» летом 1992 года. Тогда ее сотрудникам поступила первичная информация о том, что некая религиозная группа, базирующаяся в нескольких милях к юго-востоку от г. Узко в штате Техас, занимается производством ручных гранат. Как показало дальнейшее расследование ATF, данная религиозная группа занималась также незаконной переделкой полуавтоматического оружия в автоматическое. Кроме того, поступили сведения, что члены секты регулярно проводят учебные стрельбы с использованием автоматического оружия.
По мере проведения расследования сотрудники ATF стали получать все больше информации о том, что члены этого религиозного объединения занимаются производством наркотических веществ, а их духовный лидер Верной Уэйн Хауэлл замечен в сексуальных домогательствах по отношению к молодым женщинам из возглавляемой им секты.
Большая часть этой информации поступила в ходе оперативных опросов лиц, покинувших секту после того, как в 1987 году Верной Уэйн Хауэлл, он же Дэвид Кореш, занял место старых лидеров указанного религиозного объединения Луи и Джорджа Роденов.

Из оперативной справки:
«Дэвид Кореш, урожденный Вернон Уэйн Хауэлл, родился у 15-летней матери. Слабый ученик с проблемами в обучении и плохой посещаемостью, он бросил школу в девятом классе. В 1979 году, приблизительно в возрасте 19 лет, был исключен из Церкви адвентистов седьмого дня как нарушитель спокойствия, плохо влиявший на молодых людей. В начале 1980 года Хауэлл присоединился к секте «Ветвь Давидова» во главе с семьей Роден. Указанная религиозная секта была одним из ответвлений Церкви адвентистов седьмого дня, ее члены считали себя последователями Давида, так же как христиане считают себя последователями Христа.
Путем манипулирования Хауэлл сумел вырвать управление сектой, обманув и перехитрив лидера, Джорджа Родена. После этого Хауэлл возглавил секту и изменил свое имя, объявив себя Дэвидом Корешом.
Захватив власть в секте, Кореш посвятил себя вербовке новых членов и развернул строительство. Под его руководством члены группы разобрали свои небольшие постройки и построили одно большое огороженное здание. У религиозной секты был еще один адрес: место, называемое Мэг Бэг, находилось между Элк Роуд 2491 и главной магистралью, проходящей через г. Узко. На указанный адрес поступала вся почта, направляемая для членов секты «Ветвь Давидова».
В поврежденной посылке на указанный адрес курьер службы почтовой доставки заметил части ручных гранат, о чем сообщил в ATF».

ДЛЯ ПРОДОЛЖЕНИЯ расследования были проведены дополнительные мероприятия: сотрудники ATF арендовали недалеко от ранчо дом, с которого осуществляли наружное наблюдение, и внедрили в непосредственное окружение Д.Кореша своего оперативника – Роберта Родригеса.
Однако конспирация при проведении оперативно-розыскных мероприятий оказалась не на высоте. Так, сотрудники ATF, проводя «наружку», выдавали себя за студентов колледжа, однако при этом в доме отсутствовала мебель, «студентам» было под сорок лет, они разъезжали на новых автомашинах и постоянно сменяли друг друга. Так что местным жителям было с самого начала ясно: «Кто есть who». Кроме того, Кореш быстро вычислил внедренного к нему источника, однако не стал предпринимать каких-либо действий, так как, уповая на миссионерский дар, рассчитывал перевоспитать сотрудника ATF своими проповедями.
В ходе проведения наружного наблюдения было установлено, что Кореш проводит много времени в лагере, вместе с тем он регулярно совершает пробежки вокруг него, а также часто бывает в г. Узко, где покупает или продает оружие. Однако информация о деятельности Кореша за пределами лагеря оставалась без внимания со стороны руководства ATF. В связи с чем было принято немотивированное решение об аресте Кореша в самом лагере, вместо задержания его на пробежке или в городе, где он был один и, как правило, безоружен. Разумная идея выманить Кореша за пределы ранчо и арестовать столкнулась с бюрократической проблемой: социальная служба, поддерживавшая контакты с сектой, отказалась участвовать в операции, а действие ордера на обыск вскоре истекало. Так что руководители Бюро решили не ждать, а действовать.
Кроме того, параллельно с ATF в отношении Д.Кореша с применением все тех же методов наружного наблюдения начала проводить журналистское расследование местная газета «Узко Трибьюн». При этом, несмотря на неоднократные просьбы со стороны ATF, «не путаться под ногами» и не придавать делу широкого общественного резонанса, газета начала серию публикаций о новом мессии. В результате Д.Кореш был прекрасно осведомлен, что за ним ведется охота, однако как ни в чем не бывало продолжал приезжать в г. Узко и приторговывать оружием.


Из материалов отчета об инциденте:
«Оперативная группа ATF приняла решение провести штурм лагеря утром 28 февраля 1993 года. В период подготовки к штурму и проведению ареста Дэвида Кореша представители ATF известили местную службу скорой медицинской помощи о возможном поступлении пострадавших.
Один из работников службы скорой помощи сообщил об этом местной прессе. Группа журналистов тут же направились к лагерю Кореша, намного опередив прибытие оперативного отряда ATF. При этом один из журналистов сбился с пути и стал спрашивать правильную дорогу у местного почтальона Дэвида Майкла Джонса, который являлся близким родственником Кореша. В ходе беседы корреспондент рассказал Джонсу о готовящемся штурме. Тот, в свою очередь, предупредил своего родственника, позвонив ему по телефону. В момент сообщения Кореш проводил обычную воскресную службу для своей паствы, среди которой находился и агент ATF Р. Родригес. Узнав о готовящемся аресте, Д. Кореш сообщил Родригесу, что 75 агентов ATF уже в пути, и предложил ему остаться с последователями Давида или «вернуться назад к Зверю». Родригес покинул лагерь и предупредил о случившимся оперативный отряд ATF, который прибыл к месту спустя два часа после того, как Кореш узнал о готовящейся операции. Однако руководитель операции принял решение продолжить проведение мероприятия, несмотря на потерю фактора неожиданности. Последствия штурма были катастрофическими. Члены секты «Ветвь Давидова» были хорошо вооружены, а попытка арестовать Кореша не увенчалась успехом и спровоцировала перестрелку.
Когда к «Маунт Кармел» приблизились фургоны с федеральными агентами, они не заметили ни одного давидианца. По мнению агентов, это был плохой знак. Транспорт, как и планировалось, остановился перед фасадом поместья. Первыми из фургонов вышли бойцы, которые должны были отпугнуть давидианских собак, используя огнетушители. Один из агентов открыл ворота, а другой применил по собакам огнетушитель. Одновременно начали выходить агенты, находившиеся во втором фургоне. В этот момент на пороге входной двери появился Дэвид Кореш и прокричал: «Что происходит?» Сотрудники правоохранительных органов представились, сообщили, что у них имеется ордер на обыск, и прокричали: «Стоять! На землю!» Но Кореш заскочил в дом, захлопнул за собой дверь, и тут же, по словам представителей Бюро, давидианцы открыли огонь, стреляя через входную дверь. Затем они начали обстрел почти из всех окон, расположенных на фасадной части здания. Агенты отступили в поисках укрытия. Группа, состоящая из восьми агентов, приблизилась к зданию. Один из них обеспечивал прикрытие, семеро — полезли на крышу, где должны были разделиться. Конвэй Леблё, Тодд Мак-Киган, Кенни Кинг, и Дэвид Миллен должны были проникнуть в спальню Кореша, находившуюся в западном крыле здания. Биллу Бафорду, Кейту Константино и Глену Джордану следовало через окно проникнуть в помещение (предположительно, в комнату хранения оружия), которое было расположено в восточном крыле. Как только агенты достигли крыши, по ним тут же был открыт шквальный огонь. Специальному агенту Миллену удалось переместиться в восточный сектор крыши, и занять позицию возле «оружейной комнаты». Специальные агенты ЛеБлё и Маккиган были убиты. В специального агента Кинга пули попали шесть раз, прежде, чем он скатился с крыши и упал на территорию заднего двора.

В результате полученных ранений Кинг не мог передвигаться самостоятельно, и неоднократно вызывал посредством радиосвязи подмогу. Попытки агентов оказать помощь раненному Кингу пресекались огнём давидианцев. Находясь в «оружейной», агент Бафорд был дважды ранен в бедро. Агент Константино обеспечивал огневое прикрытие Бафорду и Джордану, которые отступили назад к окну, выпрыгнули на крышу, и спустились на землю. Сразу после того, как агенты Бафорд и Джордан покинули помещение, стрельба в «оружейной» прекратилась. Пока Константино раздумывал — отступать ему или оставаться на занимаемой позиции — в «оружейную» вошёл давидианец и произвёл два-три выстрела в агента из боевой винтовки. Константино открыл ответный огонь и давидианец упал. Константино побежал к окну, но, выпрыгивая в него, ударился головой о раму — с него слетел шлем и он выронил оружие. Агент в состоянии дезориентации скатился с крыши и упал на землю, получив множественные переломы. Двое агентов перенесли Константино в безопасное место.
Во время перестрелки были убиты ещё два специальных агента — Стивен Д. Уиллис и Роберт Дж. Уиллиамс, которые обеспечивали огневую поддержку агентов, действоваших на крыше и в «оружейной». В результате до момента объявления о прекращении огня четыре агента ATF были убиты, восемнадцать ранены и еще двенадцать получили травмы различной степени тяжести. В общей сложности потери ATF составили 43 процента от численности всей оперативной группы. «Ветвь Давидова» потеряла 6 человек убитыми; количество раненых – неизвестно.

Согласно записям Офиса шерифа, в 9:48 в «службу 911» поступил звонок от давидианца по имени Вэйн Мартин. Звонок принял заместитель шерифа Лэрри Линч, который начал вести переговоры о прекращении огня. Одновременно Линч попытался установить контакт с офицером, ответственным за взаимодействие между Офисом шерифа и Бюро, однако тот отключил рацию, поскольку планировал участвовать (в случае необходимости) в работах по обнаружению и обезвреживанию взрывных устройств. Тем не менее, Линчу удалось установить радиоконтакт с другим офицером Бюро. Таким образом, представители Бюро вели переговоры с давидианцами через Линча. Последний предложил Мартину прекратить огонь в двустороннем порядке. В 10:34 Мартин сообщил Линчу, что с ним хочет переговорить кто-то ещё из находящихся в «Маунт Кармел». В 10:35 Линчу (по второй линии) позвонил Кореш. Теперь Линч по нескольким линиям разговаривал с разными офицерами полиции и Бюро. Джеймс Кавано (командир подразделения спецназа) — напрямую связался по телефону с давидианцами. На его звонок ответил Стив Шнайдер — первый помощник Дэвида Кореша. По словам Кавано, Шнайдер был настроен предельно враждебно, и потребовалось некоторое время, чтобы успокоить его. Затем Кавано выдвинул предложение о прекращении огня, на что Шнайдер отреагировал положительно. Несмотря на достигнутую договорённость, стрельба прекратилась только через несколько минут, поскольку Шнайдеру нужно было обойти здание и дать соответствующую команду своим единоверцам. Кавано, в свою очередь, по радиосвязи дал командирам подразделений команду на прекращение огня, а те передали её своим бойцам.


Переговоры возобновили после того, как стрельба прекратилась. На этот раз обговаривалась тема отхода федералов и транспортировка убитых и раненых. Шнайдер настаивал на безоговорочном отступлении агентов. На это Кавано ответил, что они не уйдут, оставив своих убитых и раненых товарищей. Шнайдер продолжал настаивать на требовании немедленного отхода федералов. Самым острым вопросом переговоров стала транспортировка агента Кинга, который упал с крыши на территорию заднего двора здания. Поначалу Шнайдер был категорически против того, чтобы федералы вынесли раненого Кинга, но в конечном итоге Кавано переубедил давидианца. После того, как согласие было достигнуто, федеральные агенты медленно, подняв руки вверх и избегая резких движений, отошли от здания, в котором засели давидианцы. Около 11:34 четверо агентов отправились на задний двор с целью выноса раненого Кинга. Оказавшись на заднем дворе, они стали разыскивать своего товарища. Внезапно некий давидианец прицелился из винтовки в женщину-агента, входившую в состав четвёрки, и начал выкрикивать в её адрес оскорбления расистского характера. Сотрудница Бюро проигнорировала действия давидианца и продолжила поиски Кинга. Агента Кинга вскоре обнаружили, и, воспользовавшись лестницей в качестве носилок, доставили его в карету «скорой» для оказания медицинской помощи.
В 11:46 Кавано убедил Шнайдера разрешить вынести все трупы агентов и всех раненых из числа штурмовавших за пределы «Маунт Кармел». Окончательно переговоры по отходу федералов завершились около 13:00. Кавано и Шнайдер договорились о следующем: федералы не предпринимают попыток проникнуть на территорию «Маунт Кармел», а давидианцы, в свою очередь, не пытаются покинуть её.

Анализ операции по захвату лагеря «Ветви Давидовой», проведенной ATF, позволяет отметить следующее. Две главные проблемы в ходе проведения спецоперации были связаны с недостаточным использованием разведывательных данных и неспособностью предотвратить проникновение посторонних в зону инцидента.
Сотрудниками ATF также не были учтены важные сведения, предоставленные источником в секте. Кореш и его последователи знали о планируемом штурме и успели должным образом подготовиться. Более того, не удалось соблюсти неприкосновенность внешнего периметра зоны инцидента. Представители средств массовой информации вслед за агентами ATF проникли на территорию лагеря и сняли возникшую перестрелку...»

ПОСЛЕ такой «мини-войны» дальнейшее руководство операцией взяло на себя ФБР, организовавшее осаду ранчо и привлекшее тяжелую бронетехнику, в том числе танки.

Из материалов отчета об инциденте:
«На место происшествия из г. Квантико штата Вирджиния прибыли специальные группы по проведению переговоров и группа по освобождению заложников ФБР. Командование операцией было поручено местному представителю ФБР, который, как и руководитель от ATF, был назначен исходя из территориального принципа, но отнюдь не с учетом его подготовки, опыта и профессиональных качеств.
В период осады лагеря с 28 февраля до 19 апреля 1993 года в зоне инцидента ежедневно находилось до 720 представителей правоохранительных органов и спецслужб США. Среди них было 136 представителей ATF, 248 представителей ФБР (включая 25 специалистов по ведению переговоров) и более 300 полицейских и военнослужащих национальной гвардии штата Техас.
Специалисты по ведению переговоров и специальный уполномоченный агент по штату Техас, который был назначен руководителем операции, осуществляли управление ситуацией из вертолета техасской национальной гвардии, который находился в шести милях от места происшествия.
Командный пост оперативной группы по освобождению заложников располагался сразу через дорогу от лагеря в доме, в котором ранее находился пункт наблюдения ATF, а также в соседнем доме, принадлежавшем семье Спунсов.

При проведении осады у ФБР была одна главная цель: арестовать и заключить под стражу Кореша и других членов группы, виновных в перестрелке и других нарушениях закона, стараясь не допустить при этом человеческих жертв. За некоторым исключением ФБР не проводило ротацию своих кадров, находившихся в Узко. Агенты и обслуживающий персонал, прибывавшие в зону инцидента, оставались там весь срок проведения операции.
Все линии связи, соединявшие лагерь Кореша с внешним миром, вскоре были перерезаны. Ранее из перехваченных телефонных переговоров стало известно, что вместе с Корешом находится несколько десятков женщин и детей, а в лагере имеется запас продовольствия на два года и автономный источник питьевой воды.
Более того, в период проведения переговоров в лагере удалось установить большое количество прослушивающих устройств. С их помощью регулярно получали очень ценную разведывательную информацию.
Поначалу тактика переговоров, выбранная ФБР, оказалась эффективной. Так, первоначально представителям ФБР удалось вызволить двух детей в обмен на обещание передать в местном радиоэфире короткую проповедь Кореша. В дальнейшем каждый раз, когда его проповедь звучала по местному радио, Кореш освобождал по два ребенка. К 1 марта 1993 года таким образом было освобождено четырнадцать детей. После чего было решено ускорить этот процесс, предложив Корешу такие условия, от которых, как считалось, он не сможет отказаться. При этом было достигнуто соглашение о том, что местная христианская радиостанция будет передавать в эфир одночасовую проповедь Кореша в обмен на каждого освобожденного заложника. Кореш первоначально принял эти условия, однако в последующем заявил, что глас Божий не разрешает ему отпускать кого бы то ни было.
В действиях руководителя операции начала прослеживаться определенная линия. Он встречался с представителями переговорной группы для обсуждения стратегии и результатов переговоров, а также возможных предложений. Также он утверждал или отклонял предлагаемую тактику. Подобные совещания он проводил с представителями тактического звена в своем командном пункте в шести милях от места инцидента.
Однако руководитель операции ни разу не проводил совместные совещания с представителями обеих групп. В результате в то время как переговорной группе с трудом удавалось вызволить нескольких заложников, представители тактического звена отключали подачу электричества или с помощью танков уничтожали строения, автомобили, мотоциклы и лодки членов религиозной группы, что раздражало Кореша.
При этом зачастую представители переговорной группы узнавали о действиях тактического звена не от руководителя операцией или напрямую от руководителей тактической группы, а от членов «Ветви Давидовой» в процессе переговоров. Более того, решение об использовании громкой музыки и других действиях, призванных дезориентировать членов секты, было принято без предварительного согласования с представителями переговорной группы.


Руководитель операции полагал, что осада может продолжаться не более 10 дней. По истечении этого срока он считал себя вправе применить столько силы, сколько потребуется. Однако литература по управлению чрезвычайными ситуациями не содержит ссылок на подобное правило, но руководитель был приверженцем силовых акций и всякий раз, как только переговоры оканчивались неудачей, а подобных случаев было достаточно, он считал это личным оскорблением.
Представители ФБР неоднократно пытались получить у генерального прокурора Джанет Рено разрешение на проведение штурма. Однако последняя возражала против этого, поскольку она опасалась за судьбу множества детей, находившихся в лагере.
15 марта 1993 года были проведены личные переговоры между представителем ФБР Байроном Сэйджем и шерифом г. Узко Джеком Харвеллом, с одной стороны, и Стивом Шнайдером, заместителем Кореша, и адвокатом Уэйном Мартином, являвшимся членом секты, с другой. Переговоры прошли в спокойной атмосфере и оказались очень продуктивными. Однако в дальнейшем Кореш запретил их проведение.
Сам Кореш не участвовал в переговорах. Их попытки обычно сводились к тому, что Кореш начинал читать членам переговорной группы лекции о Библии. Большая часть переговоров велась агентами ФБР и другими представителями закона через Шнайдера. Общая продолжительность переговоров составила 215 часов, и в них приняли участие 54 человека. При этом было проведено 117 телефонных разговоров с Корешем общей продолжительностью 60 часов и 459 телефонных разговоров со Шнайдером общей продолжительностью 96 часов. Кроме того, проводились переговоры с родителями освобожденных детей, призванные убедить первых присоединиться к своим детям. В большинстве случаев эта тактика оказалась безуспешной.
Наконец по прошествии 50 дней переговоров терпение членов переговорной группы, которые постоянно находились в зоне инцидента, иссякло. Вокруг ранчо уже собрался целый палаточный городок, где жили орды зевак и репортёров.


Несмотря на предупреждения метеорологов о том, что утром 19 апреля 1993 года ожидается сильный ветер со скоростью 35 миль в час, а также информацию о том, что члены секты имеют противогазы, в шесть часов утра был отдан приказ применить слезоточивый газ с целью заставить сектантов покинуть свое укрепление.Для закачки газа, в качестве бронированных бульдозеров и для прикрытия агентов фэбээровцы решили использовать арсенал, нужный скорее для разгрома укрепрайона: танки, БМП и военные инженерные машины. Бронетехника не вела огня, а вот сектанты оказали отчаянное сопротивление: когда машины с цистернами газа и федералы, идущие за ними, приблизились к ранчо, на агентов обрушился ливень пуль. Сектанты переделали часть гражданских винтовок для автоматического огня и не экономили патроны. Когда эта попытка не удалась, представители ФБР решили разрушить укрепление, используя в качестве стенобойных орудий стволы танков. Когда запасы слезоточивого газа в баллонах подошли к концу, лагерь стали забрасывать шашками со слезоточивым газом, что продолжалось в течение 6 часов.


Первое возгорание было замечено в 12 часов дня. В последующие две минуты огонь проник в соседние части здания. За восемь минут огонь охватил все здание, чему в немалой степени способствовал сильный ветер, который в течение всего утра делал неэффективным применение слезоточивого газа, сдувая его в сторону агентов ФБР. Была вызвана пожарная охрана, которая прибыла в 12.20. Поскольку пожар сопровождался взрывами боеприпасов, имевшихся в лагере, пожарные не были допущены внутрь до 12.40.

После того как в лагере возник пожар, девять взрослых членов секты успели покинуть горящее здание. Тела же более чем 70 сектантов были обнаружены после того, как пожар был потушен. Как показала судебно-медицинская экспертиза, 30 человек задохнулись от дыма, двое погибли в результате травм, нанесенных тупыми предметами и еще 20 человек были убиты из огнестрельного оружия. Среди погибших в пожаре было 28 детей. Из девяти спасшихся семерым удалось выбраться через отверстия, пробитые до этого орудийными стволами танков. Оказавшись на улице, некоторые из них попытались вернуться назад в горящее здание, однако были остановлены в результате самоотверженных действий бойцов оперативной группы по освобождению заложников, которые, рискуя собственной жизнью, предотвратили самоубийство сектантов...»


В итоге, несмотря на заявление американских властей о том, что сектанты совершили акт самосожжения, отдельными американскими журналистами данная версия была признана несостоятельной. Более того, около 200 родственников погибших членов секты подали на ФБР в суд, обвинив его в злонамеренных действиях, направленных на уничтожение сектантов. При этом им удалось добыть материалы, свидетельствовавшие о том, что при штурме комплекса зданий в Узко применялись зажигательные пули, которые и вызвали пожар.
На фоне Узко всплыли и другие факты жестких действий сотрудников ФБР. В частности, журналистами был раздут другой скандал, когда в ходе задержания члена одной из правоэкстремистских группировок, обвиненного в убийстве полицейского, выстрелами снайпера ФБР в местечке Руби Ридж штата Айдахо якобы случайно были убиты на пороге дома его жена и ребенок. В последующем выяснилось, что экстремист оказался непричастен к преступлению. Были вскрыты другие факты незаконного применения оружия и злоупотребления фэбээровцами служебным положением.

Все это привело к серьезной критике работы ФБР со стороны американской общественности, усилению контроля за деятельностью ее сотрудников, в том числе и при проведении операций по освобождению заложников. Соответственно, к разработке четких инструкций, нарушение которых чревато наступлением серьезных последствий для сотрудников полиции и американских спецслужб.


Как бы то ни было, среди возмущённых избыточным применением силы оказался молодой человек по имени Тимоти Маквей. Через некоторое время после трагедии он решил отомстить правительству. Благодаря навыкам, полученным в армии, он собрал бомбу из легально доступных ингредиентов (основой послужили химические удобрения) и взорвал возле административного здания, убив разом почти 170 человек. Поступок Маквея стал жутким эхом бойни в Уэйко.
Tags: Бюро по контролю оборота алкоголя табака, США, ФБР, их нравы, полиция, преступление, секты, спецназ, спецоперация, спецслужбы, убийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments